воскресенье, 6 февраля 2011 г.

Robert William Gary Moore (4 April 1952 – 6 February 2011)

Robert William Gary Moore
(4 April 1952 – 6 February 2011)
Ушёл из жизни рок-музыкант и гитарист Гэри Мур.
(дополнено 13 февраля.)
Музыкант скончался от сердечного приступа на 58-м году жизни в одном из отелей в Испании, в Costa del Sol, где музыкант находился на отдыхе.

Версии последних часов Gary Moore.
Mail Online: 13 февраля. Опубликована большая статья о подробностях последнего дня Гари Мура со своей подругой Petra Nioduschewski.
"Около четырех часов утра (воскресенье, 6 февраля), Petra позвала на помощь и охранник зашёл в комнату и обнаружил, Гари на кровати в трусах. Она пыталась массировать его сердце, но он был уже мёртв. Она была в халате, в полном шоке. Она пыталась реанимировать его прежде, чем пришёл охранник. Когда приехала скорая, они не пытались реанимировать, потому что уже было поздно."
"Petra пыталась помочь Гарри. Она делала ему искусственное дыхание рот в рот и попыталась оживить его сердце, пока пришла помощь, - они сказали ей, что она всё сделала правильно. До этого не было неприятных признаков, он чувствовал себя прекрасно весь день и потом он просто перестал дышать."

По данным газеты The Sun, сегодня, 7 февраля:
"58-летний музыкант был обнаружен около 4 утра своей подружкой, без сознания в их номере в гостинице. Медики нашли его лежащим без признаков жизни на спине. Источник в скорой помощи сказал: "Мы считаем, покойный был в состоянии сильного алкогольного опьянения".
Неназванный источник из отеля: "Они собирались, поесть в ресторане, но он был закрыт, тогда они взяли сэндвич в баре и бутылку шампанского. Они отправились на прогулку затем обратно в бар, где Гарри взял ещё коньяк. Он выглядел хорошо, когда он выходил около 11 вечера."
Источник в отеле Kempinski на Коста дель Соль, где люкс стоит до 3500£ в ночь, сказал: "В комнате были определенные признаки алкоголя. Его подруга была очень растерянна и в слезах."
Мур умер через считанные часы после заселения в отель Kempinski в Эстепона со своей подругой, с которой планировались 6-ти дневные выходные в связи с её 30-летием..."
Mirror.co.uk: Гэри Мур умер от инфаркта во сне, т. е. от естественных причин, как было выявлено посмертно. Представитель полиции: "Его смерть не является ни в коей мере подозрительной. Расследование было начато, чтобы найти точную причину." Судебно-медицинские эксперты после исследований представят доклад следствию.

Трудно описать эмоции, захлестнувшие весь мир после печального известия.
В качестве некролога, решил выложить печатный вариант пары передач Севы Новгородцева о Gary Moore. Думаю, что это станет для кого-то открытием, а для кого-то воспоминанием о Великом Музыканте.
Новый альбом Gary Moore был запланирован на 5 сентября 2011 года. Не так много информации о том, что мы можем услышать на этой записи, хотя в прошлом году Гари упомянул об акустическом альбоме блюза, что он хотел бы сделать что-то ближе к стилю "Bad For You Baby "или" Close As You Get ".
Также. Концертная запись "Live At Montreux", с выступления 6 июля 2010 года, запланирована к выпуску на CD/DVD/Blu-Ray на 30-е мая 2011 года. Сет-лист состоял из :
Intro: Dunluce (Part 2)
Over The Hills And Far Away
Thunder Rising
Military Man
Days Of Heroes
Where Are You Now?
So Far Away / Empty Rooms
Oh Wild One
Blood Of Emeralds
Out In The Fields
Still Got The Blues
Walking By Myself
Johnny Boy (Encore 1)
Parisienne Walkways (Encore 2)

Сева Новгородцев. "Рок-посевы" 1992: Gary Moore.
"Тайны творческого процесса озадачивали умы человечества с незапамятных времен. За исключением, конечно, налогового управления Ее Величества". Конец цитаты.
Такой едкой фразой начинает свое повествование об ирландском гитаристе толстый иллюстрированный рок-журнал "Q". Я умышленно подчеркнул что это - цитата, а не мое собственно изречение, потому что с налоговым управлением шутки плохи, так же как в Отечестве в своё время не рекомендовалось шутить с КГБ. Но английская госбезопасность крошечна по размерам, а поскольку сохранность госструктур при капитализме обеспечивается казной, а казна пополняется налогами, то сборщики налогов и есть наша настоящая госбезопасность. Вот они и свирепствуют. Взять хотя бы того же Гари Мура, два года назад, в 1990-м, выпустил он пластинку "Still Got The Blues", мы ее тогда, кстати, обозревали. Пластинка стала успешной и высокие гонорары за нее обложили налогом по максимальной 40-процентной планке. Сами понимаете, жалко. В Англии неуплата налогов противозаконна, однако можно, не нарушая уголовного кодекса, этих налогов избегать, покинув на время границы Великобритании. Финансовые советники Гари Мура договорились с налоговым управлением о том, что их клиент покинет страну на год. "Хорошо, - ответили им, - это значит, что ваш клиент может находиться на британской территории только 63 дня в году и в течение этого времени - не работать. Даже творчески." Установка налогового управления означает, что он может придти в студию, послушать записи, сделанные им самим за границей, или даже пригласить музыкантов наиграть кое-какие партии - но при этом активно вмешиваться в процесс, или, не дай Бог, трогать ручки громкости - ни-ни: фининспектор тут же сделает соответствующие выводы. Точно так же он может думать, сочинять в голове - но упаси Господь записать что-нибудь на бумагу или на ленту. Зато все - официально, честно и прямо: не хочешь платить английских налогов, пожалуйста - правительство даёт тебе годичный отпуск за границу, но уж и ты условия игры соблюдай. В памяти рок-звезд свежи еще времена лейборизма, когда у власти были наши социалисты, исповедывавшие социальную справедливость, по которой получалось, что у богатых надо денег забирать побольше, так что прогрессивный налог на очень крупные суммы одно время достигал чуть ли не 95-ти процентов. Тогда-то многие знаменитости и покидали берега Англии, только не на год, а навсегда, оставляя казну вообще ни с чем. Поэтому Гари Мур, музыкант до мозга костей, быть может, от политики и далек, но безразличным к ней оставаться не может - на носу 9 апреля, выборы, и приди к власти лейбористы - прежнее ущемление богатеньких может начаться снова. И что же тогда остается Гари Муру - так и прозябать на чужбине? Тут уж поневоле запоешь-заиграешь блюз, что в переводе, как известно - кручина.

На прошлой неделе мы уже говорили, что две последние блюзовые пластинки Гари Мура - это в сущности, его возвращение к тому, с чего он когда-то начинал - к блюз-року, который некогда играли Эрик Клаптон, Питер Грин или Джэфф Бек. Возвращение, однако, не простое, но обогащенное знанием всех гитарных наук, которые выработало рок-н-ролльное человечество. "Я слушал всех гитаристов подряд, и неважно - хороши они или нет технически, у каждого из них я чему-нибудь да научился, - сказал Гари Мур, - вот этим я и занимался все годы: искал и учился". На последнем альбоме "After Hours" Гари довелось поучиться, причем в первом приближении, у ветеранов и классиков жанра. На запись были приглашены гиганты и титаны блюза: Альберт Кинг, Альберт Коллинс и Мистер Блюз собственной персоной - гитарист Би Би Кинг. Все трое - известнейшие музыканты с опытом десятилетий, но начинали они, как говорится, простыми людьми и во многих отношениях простыми людьми и остались. Гари Мур рассказывает, что на записи в студи Альберт Кинг набил табаком трубку, а потом стал спрашивать огонька. "Дырка у меня в кармане, - объяснял он всем, - вот зажигалка, видать, и выпала". Но когда он встал прикурить, раздался железный грохот и из дырявого кармана на пол выпала не зажигалка, а целая куча револьверных патронов. Каким-то образом в аэропорту он прошел с этим боеприпасом. Увидев удивленные лица, Альберт Кинг вытащил удостоверение помощника шерифа, которое он с гордостью и показал. "Меня можно найти круглые сутки, - сказал он, - если меня дома нет, звоните мне в полицейскую машину". Что касается легендарного Би Би Кинга, то, условно говоря, не ему в полицейскую машину звонили, а он сам связался с Гари Муром, после того как купил и послушал его первый блюзовый альбом "Still Got The Blues". Позвонил и предложил свои услуги. Гари пригласил его на запись, Би Би Кинг прилетел из Америки самолетом 'Конкорд', пришел наутро в студию, за час записал все свои гитарные партии, еще за полтора напел весь свой вокал, вечером снялся в видеоклипе и наутро вернулся в Соединенные Штаты. "Если б надо было, - сказал он на прощанье Гари Муру, - то я бы это все сделал бесплатно". "Высочайший профессионал, - сказал про него Гари, - он живет ради своей музыки".

Гари Муру сейчас 39 лет, он с 1953-го, вырос он в потомственной рок-н-ролльной семье. Отец его заведовал танцевальным залом в курортном местечке Холливуд (т.е. Голливуд) в 15 верстах от Белфаста. Так это, для справки: ирландский Голливуд, конечно, существовал задолго до американского и, наверное, это ирландские переселенцы, тоскуя по родным местам, назвали так пустынный кусок калифорнийщины. Но в том самом ирландском Голливуде пятилетний Гари Мур каждую субботу слушал танцевальный джаз-банд. "Был в этом оркестре басист, - вспоминает Гари Мур, - который хоть и дергал струны, но никто ни единого басового звука в общем грохоте никогда не слышал. Однажды он куда-то вышел, да и не вернулся, я залез на сцену и дергал струны вместо него. Мне понравилось. Потом еще, в шесть лет, помню, отец попросил меня спеть. К микрофону подставили стул, я влез на него и исполнил песню "Sugar Time" ("Сладкое время"). Мне похлопали и с этого момента пути назад для меня уж не было: сценическая зараза въелась в меня навсегда." Конец цитаты. Когда Гари малость подрос, его отдали учиться на фортепиано, но учитель больно лупил линейкой по пальцам и на некоторое время пыл к музыке охладился, но зато когда отец купил ему по случаю за 5 фунтов акустическую гитару "Фрамус", страсть эта запылала с новой силой. "Гитара эта, - вспоминает Гари Мур, - была с меня ростом, но я был в восторге: можно было сидеть и подбирать мелодии "Shadows". Отец показал мне как брать на гитаре аккорд ля-мажор и на этом, собственно, мое музыкальное образование и закончилось. До всего остального я доходил сам, имитируя разных гитаристов." С большим теплом Гари отзывается о "Beatles". "До их появления, - вспоминает он, - гитарные партии в песнях были основаны на аккордах и тут появился Джорж Харрисон со своими мелодичными соло. Они заложили мне крепкую основу, я понял - как надо играть проигрыши: лучше, как у Харрисона, восемь тактов гениальности, чем как у других - три часа бессмысленного бряканья."

В 11 лет Гари уже играл в первой своей группе "The Beat Boys". "Мы работали под "Beatles", - вспоминает он, - носили прически под горшок, красные рубашечки и пели песни "Beatles" на конкурсах самодеятельности, правда, каждый раз выходили победителями". К 14 годам Гари уже увлекся блюзом, отчасти потому что местная команда играла весь репертуар известного тогда Пола Баттерфильда, то есть музыку, от которой девушки млели, а отчасти оттого, что для юного Гари невероятным откровением стала пластинка 1966 года группы "Bluesbreakers" в которой тогда играл Эрик Клэптон. К 16-ти годам Гари Мур работал с разными группами, часто приходил на замену заболевшему или уехавшему гитаристу. На одной из таких игр познакомился с человеком из группы "Skid Row", который был под впечатлением от молодого гитариста и пригласил его к себе. "Skid Row" исполняли в основном музыку американского Западного Побережья, которая Гари Муру была не очень то по душе, но его привлекал странный тип - вокалист группы Фил Лайнотт, кроме того ему посулили 15 фунтов в неделю и собственную квартиру в Дублине - как уж тут было устоять. Фила Лайнотта, правда, через несколько месяцев уволили, он собрал потом группу "Orphanage" ("Сиротский приют"), а потом - "Thin Lizzy", где Гари Мур с ним впоследствии и встретился. Но до этого была другая важная встреча, другое важное гитарное знакомство, не рассказать о котором нельзя. В 1969 году на дублинском национальном стадионе был концерт известной группы "Fleetwood Mac", "Skid Row" играли в первом отделении. Гитарист "Fleetwood Mac", знаменитый Питер Грин, заприметил тогда 16-летнего Гари Мура, он пригласил его к себе в гостиницу, где они сидели и играли на гитарах до утра. "О гитаристах у меня было самое романтическое представление, - вспоминает Гари Мур, - я считал их чудаковатыми, неземными созданиями и именно таким Питер Грин и оказался. Ему было 23 года, он носил густую библейскую бороду, но вовсе не был расслабленным хиппарем: это был собранный, амбициозный человек, руководитель успешной группы. Позже, когда я переехал в Англию, - говорит Гари Мур, - у него в доме вечно болтались какие то халявщики из Америки, какая-то публика, курившая коноплю, а потом, как-то наедине, - мы сидели с ним в его маленьком спортивном "Ягуаре", - он сказал мне: "Я ухожу из "Fleetwood Mac", они лентяи и делают не то, что я хочу". Известно, что говорили о Питере Грине, - говорит Гари Мур, - что он стал жертвой ЛСД. Мне так тогда не казалось. Однако, уйдя из группы, Питер Грин совсем пропал и слухи о нем ходили разные: то он на кладбище могилы рыл, то работал санитаром в сумасшедшем доме, то говорили будто он пришел с охотничьим ружьем к менеджеру "Fleetwood Mac": "Зачем ты, - говорит, - мне деньги все время посылаешь?" Он ведь все свое имущество раздавал. А мне отдал свою гитару. Помню, было это в 1972 году. Позвонил ни с того ни с сего и говорит: "Не хочешь мою гитару взять на время, забери ее у родителей". Я поиграл на ней неделю и влюбился в инструмент. Он на этой гитаре играл в "Bluesbreakers". "Знаешь что, - сказал мне потом Питер Грин, - ты мою гитару возьми себе, свою продай, а эти деньги отдашь мне, мы как бы с тобой поменяемся". "Я продал свою гитару за 160 фунтов, - вспоминает Гари Мур, - отдал ему эти деньги, но он мне часть вернул. "Мне, - говорит, - это много". Потом я встретился с ним во время гастролей в 1978 году, пригласил его за кулисы. Там стояла гитара, его гитара, он подошел к ней, погладил ее нежно, но в руки так и не взял. Грустная история".
*****

В прошлый раз мы остановились на мистическом исчезновении гитариста "Fleetwood Mac", Питера Грина, который, отдав Гари Муру свой инструмент, ни с того ни с сего оставил музыку и забурел в частной жизни. Ныне, спустя полтора десятка лет, Питер Грин - обрюзгший пожилой небритый дядька с длинными ногтями. Странная эта история продолжает волновать как любителей, так и рок-летописцев. Однако подобная же история, только более мелкого, местного масштаба, стала поворотным пунктом в биографии Гари Мура. В группе "Thin Lizzy", в которой играл его старый приятель Фил Лайнотт, двинулся крышей гитарист Эрик Белл. Двинулся в буквальном смысле: посреди концерта снял он с себя гитару, отшвырнул ее в сторону и ушел прочь - навсегда. "Как сейчас помню, - вспоминает Гари Мур, - лежу это я у себя дома в Лондоне в кровати с замечательной немецкой девушкой, а в дверь стучит один из менеджеров группы "Thin Lizzy". Я сразу понял, что к чему. Когда самолет? - спрашиваю." Конец цитаты. Вот так вот 19-летний Гари Мур оставил свою группу "Skid Row", где он был руководителем, группу в которой он играл более трех лет, и с которой записал три альбома. Ответственная роль руководителя, по его собственному признанию, в таком юном возрасте была для него нагрузкой непомерной, к 19 годам у него был уже нервный срыв - вот тогда-то менеджер "Thin Lizzy" и застал Гари Мура в кровати - видимо, за успокоением души.

"Thin Lizzy" были группой успешной и Гари Мур, снявший с себя бремя ответственности руководителя, зажил весело и беззаботно. Даже слишком. "Половину концерта "Thin Lizzy", - вспоминает он, - я либо стоял на коленях, либо валялся на спине, поражая публику молниеносными пассажами на гитаре. Играть-то я мог - но вот встать на ноги частенько был не в состоянии. Короче - мне нужна была жизненная дисциплина, четкое направление, мне нужно было выбраться из саморазрушающего образа жизни типичного рок-гитариста." Из этих вот соображений Гари Мур и оставил "Thin Lizzy", присоединившись к "серьезной" группе "Colosseum II" ("Колизей 2"), группе техно-рока, в которой профессионализм и музподготовка ценились пуще всего, а сама музыка была до предела усложненной. "Все слушали и пытались подражать людям типа Джона Маклахлина, - вспоминает Гари Мур, - но сам Маклахлин и другие образцы для подражания: пианист Чик Кория, ансамбль "Weather Report" - вышли из джаза. Я же вышел из рока и, пытаясь подражать этим большим музыкантам, не имел ни теоретической, ни гармонической подготовки. После концерта нервное истощение бывало таким, что мне нужно было целый час отлеживаться." Конец цитаты. Тем временем, у старых приятелей в группе "Thin Lizzy", были неприятности. Гитарист Брайан Робертсон перед самыми американскими гастролями подрался в клубе и повредил себе руку. Пришлось Гари выручать старых друзей. В виде ответной любезности Фил Лайнотт после гастролей помог Гари Муру записать его сольный альбом "Back On The Streets" ("Снова на улице"), тогда же ему удалось уговорить Гари вернуться в "Thin Lizzy" на постоянную работу. Гари Мур вернулся, но из постоянной работы ничего не вышло - Фил Лайнотт уж больно налегал на всякие стимуляторы, работать с ним становилось совершенно невозможно. "Дело дошло до того, - вспоминает Гари Мур, - что даже сама мысль о еще одном предстоящем концерте вызывала у меня ужас. Я покинул "Thin Lizzy" прямо посреди гастролей, осел на год в Лос-Анджелесе, где и собрал группу "G Force" - т.е. "Сила притяжения". Группа "G Force" записала альбом, но, как говорится, волны эта пластинка не сделала. Единственные гастроли в ее короткой истории продолжались всего три недели - это было турне по Англии в первом отделении концерта группы "Whitesnake". "Наш певец, Вилли Ди, - вспоминает Гари Мур, - был сплошное недоразумение: во время концерта, например, он спотыкался о кабели, падал на колонки. Это было смешно до слез, но мое имя, моя карьера рушились буквально на глазах. Поклонники "Whitesnake" во время концерта рвали обложки наших пластинок и кидали их прямо на сцену. Но мы на это никакого внимания не обращали - для нас ребята из "Whitesnake" были просто группой старперов."

Сольный альбом 1985 года "Run For Cover" ("Беги в укрытие") стал последним совместным проектом с Филом Лайноттом. Тот прожигал жизнь по-черному - до трех дня, бывало, в себя придти не мог. После серьезного разговора с Гари Муром, однако, он обещал измениться, но к тому времени без посторонней помощи сделать это Филу Лайнотту было уже не под силу - а обращаться за помощью к психиатрам или невропатологам было бы признанием собственной слабости. Этого он сделать тоже не мог. Смерть Лайнотта стала потрясением для многих. Пластинка Гари Мура 1987 года под названием "Wild Frontier" - что-то вроде "На границе диких земель" почтила память Фила Лайнотта, его интерес к ирландской музыке и кельтской мифологии - и это хорошо, но с такой идейной установкой пластинка не могла стать многотиражной и осталась сравнительно неизвестной. Тут к делу подключились люди из пластиночной компании. Многоопытные стратеги шоу бизнеса сказали Гари Муру: "Ты же блестящий рок-гитарист, а в Америке для тяжелого рока, тем более такого высокого класса - необъятный рынок!" Гари решил последовать совету профессионалов. Именно такой, рок-н-ролльно-металлической и вышла пластинка "After The War" ("После войны"). Вместе с выходом альбома, как обычно, запланированы были гастроли, которые и показали, что стратеги шоу-бизнеса могут просчитаться. Дело в том, что всякие советы подобного рода основываются на предыдущем опыте, они глядят по своей сути назад, в прошлое, повторяют зады. Жизнь же никогда по старой формуле не развивается, она всегда качественно и принципиально нова. "Я вдруг понял, - говорит Гари Мур, - что не хочу больше состязаться с 18-летними, не хочу становиться голливудской известностью, которой приходится делать подтяжки лица и красить волосы перекисью только для того чтобы появиться на обложке собственной пластинки. Тогда-то мне и захотелось поиграть блюз. За кулисами, перед выходом на сцену я наигрывал для услады души блюзовые переборы и хода, и чувствовал - это музыка для меня. Как ни странно, но пластиночная компания мысль мою поддержала, они согласились также с тем что пластинка не должна была быть вычищенной, отполированной и наманикюренной. Мне хотелось шершавости звука, напоминающего натруженные мозолистые руки." Конец цитаты. Та первая блюзовая пластинка называлась "Still Got The Blues" ("Не утратил блюза") и вот она-то, как ни странно, стала наивысшим доселе достижением Гари Мура, в коммерческом, конечно, смысле - разойдясь тиражом более 3 миллионов экземпляров. "До этого, - говорит Гари, - мне и до миллиона-то дотянуть не удавалось никогда. Первая пластинка, - говорит Гари Мур, - придала мне уверенности в себе в том смысле, что оказывается можно записывать любимую музыку, безо всякой скидки на популярность, и музыка эта окажется популярной. Я всегда это подозревал, но когда жизнь бьет по голове, начинаешь в себе сомневаться. Пластинка "After Hours" - это альбом такого рода, который я всегда желал Эрику Клэптону, но от Эрика я от этого не дождался и решил это сделать для него, или - за него." Конец цитаты.


R. I. P.

http://www.gary-moore.com/


Похожие статьи:



Комментариев нет:

Отправить комментарий