среда, 15 декабря 2010 г.

Geoff Tate (Queensryche) 2010. interview

Geoff Tate
Фронтмен Queensryche рассказывает о возведение "Империи".
2010
Interview

"С точки зрения звука он даёт всё, что Вам нужно."

Для меня знакомство с Queensryche началось с альбома "Operation Mindcrime". Этот потрясающий альбом сделал навсегда меня поклонником группы и показал новую грань рока - прогрессивную.
Следующий "Empire" стал иконой. Великолепные минишедевры и идеальный вокал джеффа Тейта просто отпечатались в моём сознании. Безусловный Classic Rock.
К 20-летию трижды платинового релиза выпущен юбилейный двойной сет состоящий из основного трек-листа, трёх бонусов и концертной записи из Hammersmith Odeon 90-го года.
Второй диск с концертом в Hammersmith с отличной подборкой песен и отличным звуком просто шикарный подарок меломанам!
В свою очередь я поделился в блоге бутлегом "Starting Through" 91 года из того же турне.
Итак, подробности записи эпохального альбома "Empire" в интервью с Джеффом Тейтом.
Фронтмен Queensryche рассказывает о возведение "Империи".
Опубликовано 2 ноября 2010 года.
Jon Wiederhorn./www.noisecreep.com./перевод maxirock.

"В начале 90-х, рок-музыка была в основном в состоянии перехода.
Благодаря успеху групп Сиэтла, таких как Nirvana, Soundgarden и Pearl Jam, волосатый металл с Sunset Strip и Bay Area трэш стали более не модны.
Поклонники тяжелой рок-музыки были воодушевлены средствами массовой информации к принятию гранжа, индастриала, такого как Nine Inch Nails и альтернативных одежд, таких как Helmet, чтобы оставаться в курсе.
К счастью для мелодичного металла из Сиэтла в лице Queensryche, им удалось выпустить свой самый коммерчески успешный альбом, "Empire", прямо перед тем, как хард-рок нация - и остальная музыкальная индустрия - начали хвататься за всё, что пахло Like Teen Spirit.
Диск, который был ремастирован, был переиздан 9 ноября 2010 года вместе с бонус-концертными CD и DVD.
Noisecreep говорит с вокалистом Queensryche Джеффом Тэйтом о строительстве "Империи", песне, которая подняла группу на следующий уровень популярности, выступлении в известном Hammersmith Odeon в Лондоне и трапезе в оглушительной тишине с гитаристом Rush Алексом Лайфсоном."

Noisecreep: Трудно поверить, что прошло 20 лет, с тех пор как вы выпустили "Empire"?
Geoff Tate: Это странно. Иногда кажется, что это было только вчера, а иногда кажется, что это было 100 лет назад.

Noisecreep: Альбом был более мелодичен, менее прогрессивен и менее ориентирован на конкретные темы, чем "Operation Mindcrime". Стремились ли Вы сделать более упрощённую запись?
Geoff Tate: Я в какой-то мере не согласен с Вами, в смысле коммерческих вещей. Мы всегда писали песни, которые могут быть на радио - и это определение "коммерческого". У нас есть много таких песен на каждой записи. Из "Mindcrime" было там несколько синглов.
Я думаю, что всё, что на "Empire", было у нас из-за миллиона продаж записей с "Mindcrime" и рекорд-компания сказала:" Ой, а мы действительно сможем заработать, если мы вложим в это деньги." И выбросили миллионы для раскрутки "Empire". У нас было телевидение и все выходы на видео, и мы сделали шесть видеоклипов для альбома. Это мощный толчок.
Если Вы бросили миллионы и миллионы рекламных долларов на что угодно, то собираетесь окупить вложения, и они, безусловно, добились этого. Альбом стал трижды платиновым.

Noisecreep: Баллада "Silent Lucidity" совершила прорыв этой записи?
Geoff Tate: Это было прекрасно спланированная и проведённая рекламная кампания.
Все началось с трека из саундтрека к фильму "The Adventures of Ford Fairlane", "Last Time in Paris", который получил огромное количество радиораскрутки в течение лета. Потом, когда "Empire" вышел осенью, они выпустили три сингла, прежде чем они выпустили "Silent Lucidity". Один сингл в шесть недель и также видео к нему. А потом они выстрелили "Silent Lucidity", с ним они поняли, что он будет их самым большим хитом - или тем, во что они бросили все свои деньги - и да, это сработало. Он стал хитом номер четыре в поп-чартах, а затем последовали ещё два сингла, которые сделали ещё больше. Это было здорово.

Noisecreep: Знали ли Вы, что "Silent Lucidity" станет выдающимся треком в момент, когда Вы его записали?
Geoff Tate: Это забавно. "Silent Lucidity" была написана на акустической гитаре, как и многие наши песни. Мы начинаем на акустике, а затем мы добавляем различные инструменты и изменяем трек. У нас уже была записана "Silent Lucidity" и наш продюсер Питер Коллинз сказал: "Вы знаете, это хорошая песня, но этого недостаточно для меня. Я не думаю, что она достаточно сильна, чтобы быть на записи."
Наш гитарист Chris DeGarmo и я говорили с ним об этом, мы сказали: "Ну, Майкла Кеймен собирается написать несколько оркестровок для неё и мы думаем, он действительно изменит эту песню."
И так было до конца сессии записи, пока Майкл не послал к нам оркестровки. И когда мы получили их по почте мы слушали и это было просто очень красиво. Она получилась с этой великолепной, пышной оркестровкой, и когда песня закончилась Питер Коллинз улыбался, и он сказал: "Хорошо, теперь я передумал."

Noisecreep: Песня кажется под влиянием Pink Floyd.
Geoff Tate: "Silent Lucidity" безусловно, имеет влияние Pink Floyd, но если вы слышите, что на флойдовской "Comfortably Numb", то они не совсем похожи, кроме тех оркестровок Майкла Кеймена.
Мы встретились с ним ещё в 1984 году на альбоме "The Warning". Он только что закончил "The Wall" и "The Final Cut" для Pink Floyd, у него свой собственный почерк звука и его стиль композиции мелодий определенно приходит через "Silent Lucidity".

Noisecreep: Группа приступила к созданию "Empire" после выхода коммерчески успешных и тяжелых гастролей "Operation Mindcrime". Это был напряженный период для Queensryche или вы наслаждались турне?
Geoff Tate: Тур "Mindcrime" была длинен и мы закончили его в 89-м.
Что я помню, больше всего в написании "Empire" - была возможность быть в одном месте в течение долгого периода времени. Быть дома в Сиэтле было здорово. Я переехал в центр города и купил лодку, и я жил на моей лодке. И я просто впитывал нормальную повседневную жизнь и ловился на всё. И это то, о чём все тексты - отношения, быть в каких-то местах и наблюдения живущих в городе. Я обращался к социальным вопросам, которые были на виду в то время и до сих пор актуальны сейчас, бездомные и охрана окружающей среды.

Noisecreep: О чём "Resistace"?
Geoff Tate: "Resistace" была написана о защите окружающей среды. Это потому что я чувствовал с этим связь, когда мы записали песню, и я всё ещё чувствую необходимость в этом и сегодня.

Noisecreep: Было ли всё в группе в порядке, когда Вы записали "Empire"?
Geoff Tate: Да, это была действительно крепко сплоченная группа. Так и по-прежнему. Все очень хорошо ладят друг с другом. В августе следующего года будет наш 30-летний юбилей в качестве группы. Это был хороший период. Мы были в начале движения "зеленых" - или, по крайней мере возрождении его из 60-х и начала 70-х, и я интересовался этим.

Noisecreep: Сколько времени Вы потратили на запись альбома?
Geoff Tate: Весь процесс занял около года, от написания до записи, и мы были в студии в течение примерно трех месяцев.

Noisecreep: А песни приходили естественно или в этом было больше борьбы?
Geoff Tate: Писать никогда не бывает легко, и это не произойдет само собой. Вы должны сделать это. Так что это была просто запись, как обычно. Мы сели и поговорили о том, чего мы хотели достигнуть этой записью, как мы всегда делаем.
Мы хотели записать альбом отдельными песнями, а не концептуальный альбом. И вот это мы и сделали. Единственное отличие - на чём мы действительно были сосредоточены, мы хотели взять меньшим, но с большим подходом к сочинению. Таким образом, мы писали песню, а затем сидели и анализировали её, и начинали всё из неё выбрасывать, что на самом деле не являлось необходимыми для песни. Так песни реально открыли чувство меры, и это ещё одна вещь, которая делает эту запись такой хорошей. Там не много всего происходит в песнях, но они приходят больше через звучание и более открыты.

Noisecreep: Любой из запоминающихся моментов в студии, где только собрались все вместе и "смазали колеса", что последовало?
Geoff Tate: Каждая запись такая. У вас небольшое озарение и тут у вас есть план песни, и кто-то в группе придумывает мелодию как гром среди ясного неба, и вы - "О, ничего себе, это здорово. Давай повторим и используем, или изменим ". Это происходит всё время.

Noisecreep: Заглавный трек звучит, как это могло было бы быть на "Rage for Order" или даже "Operation Mindcrime".
Geoff Tate: Это была первая песня, написанная для альбома "Empire", и это было определенным ощущением того, что мы делали раньше. Это единственная песня, которая не была записана в то же время, что и все другие. Это было сделано под Сиэтлом и всё остальное было сделано в Ванкувере.
Питер и Джеймс Бартон записали "Empire". Я не могу вспомнить, почему он был записан отдельно. Я думаю, у нас было немного студийного времени в Triad - студии, что мы работали ранее, Том Холл, наш друг, который бегал по студии, сказал: "Почему бы Вам не прийти и не записать то, что у Вас получилось на демо". Так мы и сделали, и записали там "Empire".

Noisecreep: Что вам нравится больше всего в "Empire"?
Geoff Tate: Я люблю по большей части звучание записи. Это одна из тех записей, которые звукоинженеры используют для проверки систем в студии. Когда продюсеры идут в новую студию, они ставят запись, чтобы убедиться, что частоты правильны или пульт управления и динамики установлены правильно. С точки зрения звука он даёт всё, что Вам нужно.

Noisecreep: Какую-нибудь из хороших историй во время сессий?
Geoff Tate: Мы микшировали запись в Lake Geneva, штат Висконсин, в месте под названием Royal Recorders, и Rush были в городе. Питер работал немного с Rush на протяжении многих лет и дружил с ними. И он пригласил Алекса Лайфсона в студию, и он в конечном итоге провёл весь день и вечер с нами.
У нас был забавный момент. В то время, нас всегда снабжали едой в студии. Так у нас был обед, принесли и поставили его в большую комнату в студии, потому что для всех нас это самая большая комната. Там был большой столовый набор. А это была звуконепроницаемая комната, так что она была очень тихой. Вы можете услышать всех жующих их еду, а звон удара столовых приборов в тарелках был просто оглушительным. Мы все были беспокойны. И Алекс подпрыгивал на звук, потому что вокруг было так тихо. Так что мы попросили одного из помощников принести колонку и включить музыку, чтобы появился хоть какой-то окружающий шум в комнате, чтобы мы могли доесть.

Noisecreep: Переиздание "Empire" идёт с живым CD. Вы помните это шоу?
Geoff Tate: Оно было записано в Лондоне в 1990 году в Hammersmith Odeon в этом туре.
В то время Hammersmith был местом для рок-групп поиграть в Лондоне. Это было действительно здорово, старый театр, который был построен и предназначен для оркестров.
Он был разработан на рубеже века и великолепно звучал, и все это знали. Существовало много пабов по близости и люди встречались перед шоу в пабах, а затем возвращались после клуба. К сожалению, он больше не существует.
Но в то шоу мы исполнили много песен из "Empire" и они звучали очень здорово, и мы также исполнили некоторые старые вещи, как "Walk in the Shadows" и "Take Hold of the Flame".
Они также снимали интервью, Крис и я, мы говорили о новой записи.

Noisecreep: Когда Вы были на сессиях Вы сделали несколько дополнительных треков, кавер Simon and Garfunkel "Scarborough Fair" и два оригинальных трека "Dirty Lil Secret" и "Last Day in Paris".
Geoff Tate: Это из другого периода времени или близко примерно к тому же периоду времени. Песня "Scarborough Fair" была в нашем репертуаре в то время. Мы играли её живьём несколько раз, и мы отдыхали где-то в студии и у Криса возникла идея записать её с электрическим ситаром. И это звучало очень здорово, так что мы записали.

Noisecreep: Что вы помните о туре "Empire"?
Geoff Tate: Я помню это было давно. Я знаю, что мы ездили 15 месяцев для этой записи...
... это был долгий тур. Мы играли в 40 странах и играли на фестивале Rock in Rio в Бразилии. Это было гигантское шоу, там было 225000 человек, и нас должны были доставить вертолетом на место, потому что все дороги были перекрыты.
И мы были на Monsters of Rock и на всех крупных фестивалях. Это было действительно на некоторое время сумасшедствием.

1990 / Queensryche:
Michael Wilton - Guitars, Vocals
Chris DeGarmo - Guitars, Acoustic Guitar, Electric Guitar, 12-String Guitar, Keyboards, Vocals
Geoff Tate - Vocals, Keyboards
Eddie Jackson - Bass, Vocals
Scott Rockenfield - Drums, Percussion
"Empire"
(Re-released on November 9, 2010
Released: August 20, 1990
Recorded: Spring 1990
Label: EMI/Capitol
Producer: Peter Collins)
CD 1
Track listing:
1. "Best I Can" (DeGarmo) – 5:34
2. "Thin Line" - (DeGarmo, Tate, Wilton) – 5:42
3. "Jet City Woman" (DeGarmo, Tate) – 5:22
4. "Della Brown" (DeGarmo, Rockenfield, Tate) – 7:04
5. "Another Rainy Night (Without You)" (DeGarmo, Jackson, Tate) – 4:29
6. "Empire" (Tate, Wilton) – 5:24
7. "Resistance" (Tate, Wilton) – 4:50
8. "Silent Lucidity" (DeGarmo) – 5:48
9. "Hand On Heart" (DeGarmo, Tate, Wilton) – 5:33
10. "One & Only" (DeGarmo, Wilton) – 5:54
11. "Anybody Listening?" (DeGarmo, Tate) – 7:41
bonus tracks:
12. "Last Time in Paris" - (DeGarmo, Tate) - 3:52
13. "Scarborough Fair" - (Simon, Garfunkel) - 3:51
14. "Dirty Lil Secret" - (DeGarmo, Tate) - 4:07
CD 2
20th anniversary edition bonus disk: Live at The Hammersmith Odeon, London, UK on 15 November 1990
1. "Resistance" (Tate, Wilton) – 4:33
2. "Walk in the Shadows" (DeGarmo, Tate, Wilton) – 3:56
3. "Best I Can" (DeGarmo) – 5:16
4. "Empire" (Tate, Wilton) – 5:11
5. "Thin Line" - (DeGarmo, Tate, Wilton) – 5:43
6. "Jet City Woman" (DeGarmo, Tate) – 5:30
7. "Roads to Madness" (DeGarmo, Tate, Wilton) – 9:32
8. "Silent Lucidity" (DeGarmo) – 5:43
9. "Hand On Heart" (DeGarmo, Tate, Wilton) – 5:17
10. "Take Hold of the Flame" (DeGarmo, Tate, Wilton) – 5:10

Links:
http://www.myspace.com/queensryche
http://www.queensryche.com/

Похожие статьи:



Комментариев нет:

Отправить комментарий